Иван Никитич Толстой

Биография

Иван Никитич Толстой (род. 21 января 1958, Ленинград) — российский публицист и радиожурналист. Внук А. Н. Толстого, сын Н. А. Толстого, брат Михаила Толстого, Наталии Толстой и Татьяны Толстой. Окончил филологический факультет Ленинградского университета. С 1988 г. сотрудник радиостанции «Свободa», с 1995 г. работает в центральном бюро радиостанции в Праге. Автор книг «Отмытый роман Пастернака» (М.: Время, 2009) — расследования обстоятельств публикации романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» и «„Доктор Живаго“: Новые факты и находки в Нобелевском архиве» (Прага: Human Rights Publishers, 2010).

Википедия




Сортировать по: Показывать:
Вне серий
Сборники


RSS

blahblah про Толстой: Застолье Петра Вайля (Культурология, Публицистика) 24 11
Ужасная муть. Группа людей, которых не ценили на родине - в СССР, выехав за границу образовали устойчивую общность людей, хвалящих друг-друга. Книга посвящена покойному Вайлю, о котором полностью говорит цитата из самой книги:
" ведь Петр не был музыкальным критиком, у него вообще не было музыкального образования. Когда он разговаривал и судил о музыке...." - т.е они судят обо всём на свете с апломбом, не понимая в этом ни хрена.
Вот, что я писал о книге Вайль: Свобода – точка отсчета. О жизни, искусстве и о себе
Есть такой эмигрантский анекдот: "Встречаются два знакомых - ты уже устроился? Нет, всё ещё работаю." Так вот Вайль устроился, решил, что он литератор. Да, несколько неплохих книг с Генисом они выпустили, но потом разошлись. Я уже писал про Гениса ("Пошлый, как лебедь") - неужели без Вайля он никто? Теперь я пишу про Вайля - неужели без Гениса он - никто?
Он высоко ценит Лимонова, Тарантино и ищет у них что-то несуществующее, приписывая им какие-то качества, которых у них заведомо нет. Он обожествляет Бродского, который, на мой взгляд, получил нобелевку по чисто политическим мотивам. Кое-какие мысли о литературе довольно глубоки и требуют обдумывания, остальное же жвачка псевдоинтеллектуала.
Возмущает (терпеть не могу таких людей) апломб Вейля - он пишет, что поскольку в фильме "по герою нашего времени" Грушницкий рассуждает о сюртуке, т.е. по мнению Вайля не понимает военной одежды, а Печорина называют Жорж, то и Печорин не тот.
Если вы откроете Лермонтова "Княгиня Лиговская " то увидите:
"В заключение портрета скажу, что он назывался Григорий Александрович Печорин, а между родными просто Жорж, на французский лад.."
Или вот - Куприн Поединок
...надел новый сюртук...
...без сюртука, в нижней рубашке...
Куприн Юнкера
По субботам они ходили в город к военным портным примерить в последний раз мундир, сюртук или пальто...
Своим кретинском утверждением Вайль ставит себя в один ряд со многочисленными сейчас писаками, которые не имея военного образования и не служа в армии берутся рассуждать о том, о сём.
Да он не Котта этим поддел, а себя позорил. К-и-н-о-в-е-д! Один мой знакомый вообще архитектурный критик! Я тоже хочу, каким-нибудь критиком шпал, а? Или рельсов...
Если читать - то только глубоко критически, слишком на много он претендовал...
Оценка: нечитаемо

Ser9ey про Толстой: Отмытый роман Пастернака: «Доктор Живаго» между КГБ и ЦРУ (Публицистика) 19 02
От души посмеялся, как Пастернак при содействии ЦРУ провернул издание своего "Доктора Живаго" на западе и утер нос всей совецкой своре генсеков, КГБ-шников, и прочих сексотов. Облажал рейтинг совейского тоталитаризма по самые помидоры.
И сорвал Джек Пот получив Нобелевскую премию.
А мы сейчас наслаждаемся великолепной книгой.
Десятки лет, с того времени, Пастернак был знаковой фигурой для интеллигенции, той отдушиной, благодаря которой она, та интеллигенция, верила, что поганый совок рано или поздно згинет со всеми своими вертухаями...и слава богу дожили до этого времени и уже четверть века живем в свабодном мире.
Автору респект за увлекательное повествование. На сей момент, несмотря на ограничивание автором своей задачи, это и наиболее живая биографическая книга о "живаговском" периоде жизни поэта.
.
Зы: Автор канешно слегка лукавит о своей незаинтересованности происходящим. Он явно выгораживает некую графиню Пруаяр*может как поставщика немалой информации к книге*. Взявшуюся в 56-м напечатать «Живаго» во Франции и облажавщейся по полной программе, толи с переляку, так и не напечатавшей роман за границей по русски. Да и вообще роль этой мадам явно гипертрофирована автором: кроме прекраснодушных фраз ничего она не сделала. И мотивы Пастернака отдавшего книгу для напечатания и Фельтринелли и этой Пруаяр явно прозрачны: не один -так другая. Кто нибудь да сумеет, а заодно создаецца некая конкуренция… Хе и ЦРУ опередило обоих. Но главное результат был достигнут.

X